ДВЕ БЕДЫ БАНКОВ: «ПЛОХИЕ» ДОЛЖНИКИ И АНТИКОЛЛЕКТОРЫ


ЕРЕВАН, 19 июня. /АРКА/. Доля просроченных долгов в кредитных портфелях российских банков продолжает увеличиваться. Причем у «дочек» иностранных финансовых структур дела с этим, по статистике Центрального банка РФ, обстоят хуже, чем у  национальных банков. Значит ли это, что «западники» работают на рынке кредитования менее эффективно, чем их российские коллеги и конкуренты? И смогут ли помочь банкам коллекторские агентства, а должникам — антиколлекторские агентства, которые все чаще возникают в последнее время на рынке?

Российский банковский рынок переживает бум кредитования физических лиц. В 2006 году совокупный объем кредитов, предоставленный банками частным лицам, увеличился на 75% по сравнению с аналогичным показателем прошлого года. Для сравнения: объемы кредитов, предоставленных банками корпоративным клиентам, выросли всего на 38,6%. Все это, по словам экспертов, свидетельствует о том, что, с одной стороны, россияне, уже бравшие кредиты, полюбили жить в долг. А с другой — о том, что на рынок стали выходить «свежие» заемщики, имя которым — легион: ведь пока, по самым оптимистичным оценкам, хотя бы раз обращались к банкам за кредитами не более 25% трудоспособного населения страны.

Локомотивом роста рынка кредитования частных лиц по–прежнему остается потребительское кредитование. Правда, как заявил на конференции "Розничные банковские услуги в России" директор департамента банковского надзора Банка России Алексей Симановский, темпы роста этого сегмента рынке потихоньку замедляются. В 2007 году они, по прогнозам Центробанка, не превысят 100%, как это было в предыдущие несколько лет, а составят умеренные 60–65%. Центральный банк не склонен грустить по этому поводу: некоторое охлаждение рынка потребительского кредитования он рассматривает скорее как благо. Хотя бы потому, что в новых условиях банки смогут перевести дух и подумать над проблемой «плохих кредитов», ставшей весьма актуальной в последнее время.

Действительно, российским коммерческим финансовым структурам есть над чем подумать. По данным ЦБ РФ, по итогам 2006 года объем просроченной задолженности банков (без учета государственных) составил 3,7%. У банков с участием иностранного капитала этот показатель еще выше и составляет 4,5%. На первый взгляд, может показаться странным, что у банков с иностранным участием «долговые» показатели хуже, чем у национальных финансово-кредитных структур. Особенно, если учесть, что кредитованием физических лиц — а именно здесь наблюдаются наиболее быстрые темпы роста «плохой» задолженности — занимаются международные финансово-кредитные группы, имеющие огромный опыт, «дешевые» денежные ресурсы, современные скорринговые системы и т.д. Тем не менее, у них совокупная доля просроченных долгов в кредитных портфелях достигает 4,5%, а у российских банков она ниже почти на 1%. Государственные банки в данном случае можно не учитывать: Сбербанк придерживается настолько жесткой политики при выдаче кредитов, что у него показатель «просрочки» стремится к нулю; Внешторгбанк пока не слишком активно кредитует физические лица (бизнес ВТБ-24 только набирает обороты), а Газпромбанк преимущественно работает с юридическими лицами. Так что, в любом случае, их показатели по объемам «плохих долгов» не слишком изменили бы общую картину.

Эксперты, однако, объясняют разрыв в показателях иностранных и российских банков просто. По их словам, последние далеко не всегда называют истинные цифры «плохой» задолженности. Многие российские банки, даже из числа крупных, предпочитают продавать свои «плохие долги» сторонним организациям, например, тем же коллекторам или аффилированным структурам (читай, собственным коллекторским подразделениям, оформленным как отдельное юридическое лицо). В результате таких действий на балансе банков неблагополучные кредиты не отражаются, и общая картина выглядит весьма привлекательно. Иностранные же банки, в отличие от своих российских конкурентов, предпочитают называть цифры, более ли менее близкие к реальности.
Впрочем, различие в цифрах объясняется не только этим. Не секрет, что главным источником «плохих долгов» уже давно является потребительское кредитование, при котором речь идет о предоставлении сравнительно небольших займов на сроки, не превышающие 3–5 лет. На этом «поле» в последнее время заметно активизировались именно «дочки» международных финансово-кредитных структур: GE Money Bank, Русфинансбанк, являющийся дочерней структурой группы Societe Generale, Cetelem (розничная дочерняя структура банка BNP Paribas) и другие. Да и «старые» иностранные участники не покидают этот рынок: на нем по-прежнему работает чешский Home Credit and Finance Bank, который в свое время стал одним из лидеров по объему «плохих долгов» среди банков-участников российской финансовой системы. Понятно, что даже наличие современных скорринговых систем (система оценки платежеспособности заемщика) и собственных хранилищ данных (аналогов бюро кредитных историй) не гарантирует их от возникновения «плохих долгов» в кредитных портфелях. Старая истина: кто хочет получать высокие прибыли, должен идти на высокие риски. Со всеми вытекающими отсюда последствиями для собственных финансовых показателей.

По мере сил, банки пытаются самостоятельно бороться с такой бедой, как рост «плохих долгов». Однако, по мнению экспертов, в перспективе большинству из них придется налаживать тесное взаимодействие с коллекторскими агентствами. Не только потому, что в рамках такого сотрудничества возможна работа с долгом по принципу «с глаз долой – из сердца вон», то есть элементарное его списание с баланса за умеренную плату. Но и потому, что клиенты становятся все более «подкованными» в общении с банками. Свидетельство тому -- последние несколько прецедентов подачи исковых заявлений против финансово–кредитных структур в суды различных инстанций.

Скорее всего, в обозримом будущем немаловажную роль будет играть и еще один фактор: то, что на стороне клиентов банков теперь все чаще выступают так называемые «антиколлекторы» — юристы, готовые отстаивать права своих клиентов в конфликте с банками. По признанию самих коллекторов, в превращении «плохого долга» в хороший огромную роль играет психологический фактор: должника убеждают, что он обязан заплатить, угрожая при этом (в 90% случаях) передачей дела в суд. Большинство заемщиков такая перспектива пугает, и они соглашаются вступить в переговоры с банком и «расписать» новый график погашения платежей. Будут ли они также легко идти на уступки, если между ними и банком (и/или коллектором) будет стоять профессиональный юрист — большой вопрос. Вполне возможно, что присутствие антиколлекторов на рынке заставит банки либо ужесточить свою политику при выдаче кредитов частным лицам, либо изменить свое отношение к коллекторам в сторону более тесного сотрудничества с ними.-0-

Анатолий Горев, финансовый аналитик для «РИА Новости»

04:27 20.06.2007





 

« Август 2017

Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
Логин:
Пароль:

Регистрация
Если вы впервые на сайте, заполните, пожалуйста, регистрационную форму.

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов.

×