ИСТИНА НЕ В ВИНЕ

ИСТИНА НЕ В ВИНЕ

ЕРЕВАН, 16 июля. /АРКА/. Больше года, как грузинское вино – не просто приятный, пусть и алкогольный напиток, но и яблоко раздора между Россией и Грузией. Хотя и в Тбилиси, и в Москве ни для кого не секрет, что истина в политике, а не в вине. Запрет на его ввоз стал одним из раундов затянувшейся игры по перетягиванию каната, которую ведут две соседние страны. Ещё  осенью 2005 года началась по сути блокада экспорта фруктов в Россию. Тогда это особых последствий не имело, потому что фрукты пошли обходным путём, т.е. закупали их на сопредельных территориях и оттуда уже переправляли в Россию. Следующие санкции были уже по отношению к вину, потом к минеральной воде. Кстати, как и с фруктами, с вином действует похожая схема. В Россию оно попадает, но под ярлыком другой страны. Естественно,  нелегально и в минимальном объёме.

Официально же  в результате запрета России на ввоз вина и минеральной воды потери грузинского экспорта составили 35–40 миллионов долларов . Убытки российских компаний оценивают в 600–700 миллионов долларов. Колоссальные убытки понесли около 2000 российских дистрибьюторов опального грузинского вина и порядка 150 000 магазинов, где продукция реализовывалась. Ведь более 200 миллионов бутылок, находящихся на момент ввода санкций на отечественном рынке, были изъяты, а на границе России остановлено 600 вагонов с продукцией. Кроме того, все ввезенное вино уже было оплачено российскими компаниями, включая транспортные расходы и акцизные марки. То есть эмбарго отчасти возымело эффект бумеранга. А вот для Грузии открылась и вторая сторона медали. Запрет на ввоз грузинского вина в определённой степени стал  стимулом к развитию отрасли. Сектор освободился от бизнесменов, которые производили не самое качественное вино,  произошло укрупнение компаний, первые позиции заняли компании с более устойчивым финансовым состоянием . Нашёлся и выход -  на другие  рынки. Экспорт в 2005 году был ориентирован в основном на Россию. Уже в 2006 году экспорт в другие страны составил один к трём по сравнению с 2005 годом.

Это означает, что если такой темп роста сохранится, то к концу нынешнего года Грузия  фактически выйдет на уровень продаж 2004 года. Таким образом, по самым оптимистичным прогнозам удастся восстановить тот экспортный объём, который был до эмбарго, но теперь ориентированный не на Россию, а на другие страны – в СНГ, Восточной и Западной Европе,  США. И всё же найти новые рынки сбыта в реалиях рыночной экономики дело непростое. Хватит ли сил у Грузии на  рыночную борьбу с десяткой лидеров стран-производителей вина - Италией, Францией, Испанией, Австралией, Чили, Венгрией, Хорватией и Аргентиной и т.д.? Тем более что арена для состязания с такими гигантами  не очень велика. К вину склонны в основном европейские и средиземноморские кухни, а каждый из 1,3 миллиарда китайцев, как и другие представители стран Востока, в среднем едва ли выпивает по пол-бутылки вина в год.

Но и здесь есть повод для оптимизма. Грузия – страна небольшая, и поставки на российский рынок составляли всего порядка ста миллионов бутылок в год. Сегодня основные покупатели винной продукции Грузии -Украина, Казахстан. Очень популярно грузинское вино в странах Прибалтики, в Польше и Турции. По всем этим направлениям идёт активный рост экспорта. Плюс к этому, поскольку потребители российского рынка были специфические ( в России самый большой спрос был на полусладкие красные вина), это мешало развитию сухих, полусухих белых вин, а цена на чёрный виноград в Грузии была значительно выше, чем на белый. В мире же они идут примерно по одинаковой цене. При этом наблюдается ещё одна весьма любопытная тенденция. После эмбарго было построено несколько новых винзаводов, в том числе и один очень крупный – «Бадагони».

Завод грузино-итальянский, но капитал  - российский. И это вовсе не исключение из правила. К примеру, владельцем известного грузинского водочного бренда "Ушба" является компания "Русский алкоголь", полностью российская компания - "Телавский винный погреб" и т.д. В данном случае интересы у российских и грузинских бизнесменов общие, что, естественно, радует. Ведь за последние годы точек соприкосновения и общих интересов у грузин и россиян находилось все меньше. Кроме того, сам факт присутствия российских денег в винодельческом бизнесе Грузии вселяет уверенность, что пути возвращения на российский рынок грузинской алкогольной продукции неисповедимы. Стал бы политический ветер перемен попутным.—0--

Мамука Арешидзе, директор Кавказского института стратегических исследований, член Экспертного совета РИА Новости

03:04 17.07.2007





 

« Декабрь 2017

Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Логин:
Пароль:

Регистрация
Если вы впервые на сайте, заполните, пожалуйста, регистрационную форму.

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов.

×