Семейные тайны «уранового альянса»: изменяет ли Астана Москве?

ЕРЕВАН, 8 августа. /АРКА/. Предстоящая в самое ближайшее время покупка компанией «Казатомпром» пакета акций лидера атомной энергетики США – Westinghouse Electric ознаменует новый этап в ожесточенной конкурентной борьбе за казахстанский уран. Эта во многом сенсационная сделка показывает, что Астана, вопреки постоянно провозглашаемым внешнеполитическим пристрастиям и заверениям в любви к Москве, к вопросам экономического сотрудничества подходит прагматично, руководствуясь, прежде всего, собственной выгодой. Что же касается партнерства в области атома, то она явно демонстрирует миру, что не намерена «класть все яйца в одну корзину». В данном случае – российскую.

А ведь ещё совсем недавно казалось, что Казахстан ясно определил своего главного стратегического партнера в этой области. Тем более что союз был освящён президентами обеих стран. Именно по инициативе Путина и Назарбаева и с их благословления год назад были подписаны протоколы о создании трех новых совместных предприятий – по разработке казахстанского уранового месторождения «Буденовское», по обогащению урана на территории России, а также по производству ядерных реакторов малой и средней мощности. Кстати, на последнем СП планировалось создать энергетическую атомную установку нового поколения для первой в Казахстане АЭС, которую построят на западе страны.

Международный центр по обогащению урана, учрежденный в мае нынешнего года межправительственным соглашением, будет базироваться на  Ангарском комбинате. Дело это взаимовыгодное: Казахстан получает доступ к технологиям, которыми не располагает, Россия – сырье, которого ей остро не хватает. Дело в том, что при ежегодной потребности в 18 тыс. тонн урана наша страна добывает всего 3 тыс. тонн. Дефицит восполняется за счет стратегических резервов да начинки списанных боеголовок. От Казахстана, который по запасам урана уступает только Австралии, мы намерены получить 180 тыс. тонн сырья.  

Всего же в настоящее время запущены или находятся в стадии запуска семь российско-казахстанских СП, призванных наладить тесное сотрудничество в области использования атомной энергии. Одно из них, работающее на месторождении «Заречное», в конце минувшего года уже выдало первые партии природного урана.

Российские атомщики могли быть довольны тем, что совершили прорыв на казахстанский атомный рынок, составив конкуренцию уже присутствующим на нём предприятиям, созданным совместно с французами, канадцами, американцами и японцами. Их не очень-то взволновало и соглашение с китайской Гуандунской ядерно-энергетической корпорацией, по которому она будет обогащать уран из Казахстана. Будущее казалось счастливым и безоблачным, пока на горизонте не появился Westinghouse.

Эта крупнейшая в США энергетическая корпорация – главный соперник Росатома, а теперь и формирующегося госхолдинга «Атомэнергопром». Намерение казахстанской национальной атомной компании «Казатомпром» прикупить 10%-ный пакет Westinghouse у японской Toshiba Corporation, владеющей 77% её акций, российская пресса восприняла однозначно: наши атомщики могут потерять казахстанское сырье. Президент «Казатомпрома» Мухтар Джакишев поспешил успокоить партнеров: «Сделка с Westinghouse на отношения с российскими коллегами не повлияет никак».

Однако основания для беспокойства, судя по всему, всё же есть. Так, эксперт японского исследовательского института «Евразия 21» отмечает: «То, что напечатала «Независимая газета» в своей статье, названной «Россию оттесняют от казахстанского урана», не так далеко от истины». Эта сделка, пишет токийская газета «Никкей», «между прочим, олицетворяет намерение сдерживать Россию».

А выходящий в Алма-Ате деловой еженедельник «Курсивъ» поясняет, в чем, собственно, таится угроза: «С помощью полученных у американцев технологий Казахстан намерен к 2014 году полностью прекратить поставку на внешний рынок природного урана, заменив его экспортом готового продукта с высокой добавленной стоимостью – тепловыделяющих сборок, собранных не по российским, а по западным стандартам». Помимо того, нам, вероятно, придется поставить крест и на своих планах получить выгодные контракты на строительство новых энергоблоков.

Впрочем, такой поворот, может, и к лучшему. Ведь речь идёт об отрасли стратегической, напрямую связанной с безопасностью страны. А так ли уж надежен наш казахстанский партнер? Сомнения в этом есть. В начале года депутат мажилиса  Сергей Жалыбин произвел сенсацию, озвучив в парламенте свой запрос к руководству страны. В нём он сообщил, что «Казпромэнерго» фактически передала важные атомные объекты в руки иностранцев. Не напрямую, конечно, а через цепочку «дочек» к ним ушли предприятие по переработке урана – Степногорский горно-химический комбинат, крупное урановое месторождение Мынкудук, а также «Уранэнерго», которое занимается электроснабжением отрасли.

Всё это, оказывается, ныне принадлежит некой британской New Power Systems Ltd. А та, как выяснил депутат, в свою очередь, - консалтинговой фирме, зарегистрированной в Сингапуре с уставным капиталом в… 100 долларов. Но и это ещё не всё. Единственным собственником последней является австралийскоподданный с русским именем – г-н Евгений Чарышкин. Для чего создана такая сложносочиненная цепочка, можно только догадываться.   

Экс-депутат Татьяна Квятковская, которая подключилась к этому громкому делу, задаётся вопросом: контролирует ли вообще сегодня Астана добычу, переработку и экспорт урана?

Возможно, и России тоже не мешало бы задуматься об этом. –0--

Максим Кранс, политический обозреватель РИА Новости

02:07 09.08.2007





 

« Август 2017

Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
Логин:
Пароль:

Регистрация
Если вы впервые на сайте, заполните, пожалуйста, регистрационную форму.

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов.

×