Еврореформоконституция

Еврореформоконституция

ЕРЕВАН, 19 октября. /АРКА/. Евросоюз все-таки провел свою реформу, которая провалилась в 2005 году, и единая Европа станет еще более единой. На состоявшемся в Лиссабоне 18 октября неформальном саммите ЕС главы государств и правительств согласовали текст «Договора о реформе» - официально он называется Договор о внесении изменений в Договор о Европейском союзе и Договор об учреждении Европейского сообщества. Всего это около 250 страниц в английском варианте. Как ожидается, лидеры ЕС подпишут новый договор на саммите в конце декабря. Затем последует ратификация, и после того, как она успешно завершится во всех 27 странах, документ вступит в силу – как ожидается, в начале 2009 года.

Реформа Евросоюза вызвана тем, что всего за два с половиной года (апрель 2004 г. – 1 января 2007 г.) число его стран-членов возросло с 15 до 27. Поэтому еще проект Конституции ЕС трехлетней давности был призван вывести процесс европейской интеграции на более высокий уровень, превратить Евросоюз в надгосударственное образование и сделать его полноценным субъектом международного права. Этот проект был отвергнут на референдумах во Франции и Нидерландах, и тогда лидеры ЕС пошли в обход. Вместо Конституции, которая заменила бы ныне действующие основополагающие договоры (Римский и Маастрихтский), было решено внести в них изменения, отражающие реалии Европейского союза образца 21-го века. Что, как видим, и произошло.

Главный вопрос европейской интеграции стоит так: пойдет ли ЕС по пути передачи все новых полномочий из столиц в Брюссель, или же ограничится оптимизацией механизмов, которые имеются сейчас. Документ, одобренный в Лиссабоне в ночь на 19 октября, дает ответ ближе к первому варианту.

Поправки в Римский и Маастрихтский договоры, которые предусмотрены Договором о реформе, повторяют многие положения отвергнутого проекта Евроконституции. Так, учреждается пост Председателя Европейского Совета – политической фигуры, которая будет назначаться (хотя и не избираться прямым голосованием) сроком на 5 лет. Это станет заменой института стран-председательств, которые сменяют друг друга каждые полгода.

Будут совмещены посты Высокого представителя ЕС по Общей внешней политике и политике в области безопасности (Хавьер Солана) и комиссара ЕС по внешним связям (Бенита Ферреро-Вальднер). Этот «мининдел» Евросоюза будет сильнее двух нынешних фигур не только бюрократически (объединенный чиновничий аппарат составит около 5000 человек), но и материально, поскольку будет распоряжаться всеми распыленными сейчас финансовыми ресурсами, подкрепляющими действия ЕС за рубежом. Численный состав Комиссии европейских сообществ (то есть по сути европейского правительства) сократится: после 2014 года уже не каждая страна-член будет иметь в ней своего представителя. Это сделает Еврокомиссию более управляемой.

Перераспределен удельный вес государств-членов при принятии решений в ЕС. Несмотря на то, что доля каждой страны рассчитывается в зависимости от ее населения, Италия сумела сохранить паритет с более населенной Великобританией. Самая же большая доля голосов осталась у Германии, хотя в абсолютных цифрах ее квота сократилась.  

Европейский союз построен на том, что страны-члены передают часть своего суверенитета общеевропейским органам в тех или иных областях. Договор о реформе расширяет перечень таких сфер. Расширены полномочия КЕС, Европарламента и Европейского суда, в особенности в сфере юстиции и внутренних дел. На несколько десятков позиций расширился список вопросов, по которым государства-члены уже не смогут применять право вето.

В угоду критикам европейской интеграции, лишающей страны-члены их национальной идентичности, в Договоре о реформе не упоминаются флаг, гимн и девиз ЕС, хотя все три эти элемента уже существуют и сохранятся в будущем.

Из-за яростного сопротивления Великобритании в Договоре осталась только ссылка на Хартию основных прав и свобод ЕС, что, впрочем, все равно придает Хартии обязывающий характер. Именно поэтому Лондон настоял на гарантиях того, что Хартия не будет использоваться Европейским судом для принятия решений, изменяющих английское трудовое законодательство. Варшава потребовала аналогичных гарантий и для себя.

Польша также добилась включения в Договор механизма, откладывающего введение в действие решений ЕС, если они принимаются «незначительным» большинством голосов. Причина понятна: Варшава страхуется на случай, если некая группа стран-членов добьется принятия не устраивающего ее решения.

Сейчас Великобритания и Ирландия имеют право применять или не применять общую политику и практику ЕС в области предоставления убежища, выдачи виз и иммиграции. В Договоре о реформе эти их права распространяются на всю сферу юстиции и внутренних дел. Дания, уже имеющая право вообще не применять общую политику в области юстиции и внутренних дел, получит по новому Договору право выбирать в данной сфере конкретные проекты и механизмы, в которых она будет участвовать. Австрия выторговала себе право еще на 5 лет сохранить ограничения на число иностранных студентов, обучающихся в ее вузах. Болгария сумела отстоять право называть валюту ЕС «евро» (как в русском), а не «еуро».

Остальные нововведения, предусмотренные Договором, направлены на повышение эффективности работы органов и институтов Евросоюза. Хотя многие из них имеют внешне технический характер, их значение трудно переоценить в условиях, когда в блок входят уже 27 стран (с населением почти в полмиллиарда человек), общая численность евробюрократов превысила 100 тысяч, а свод законов и нормативных актов ЕС составляет тысячи томов. Чтобы двигаться дальше, необходимо серьезно упростить структуру коллективных органов, принципы и порядок их работы, сделать их деятельность более понятной и прозрачной. На решение этой задачи как раз и направлено большинство положений Договора о реформе.

Что же касается ратификации, то правительство Великобритании настаивает на том, что речь идет о «договоре о внесении поправок», а потому будет достаточно решения парламента, без референдума. В Ирландии референдум обязательно будет - национальное законодательство не предусматривает иного варианта. Возможны референдумы по Договору о реформе в Нидерландах и Дании, где предсказать результат пока сложно. В ряде других стран-членов Евросоюза, в том числе и в Польше, решение о проведении общенационального голосования еще не принято. Большинство же государств ЕС планирует ограничиться ратификацией парламентами.

Значение и последствия «Лиссабонского Договора» окончательно прояснятся лишь после его вступления в силу. Тем не менее, уже можно говорить о том, что Договор о реформе - не «технический» документ, а серьезный шаг по пути укрепления европейской интеграции. России не может и не должен быть безразличен вопрос о том, в каком направлении и как быстро развивается Европейский союз. ЕС – наш традиционный партнер (пусть и трудный), причем не только во внешнеполитическом смысле, но и на уровне человеческих контактов, а главное – в сфере экономики и торговли.

Сергей Соколов, советник председателя Совета по внешней и оборонной политике – «РИА Новости»

01:03 20.10.2007





 

« Август 2017

Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
Логин:
Пароль:

Регистрация
Если вы впервые на сайте, заполните, пожалуйста, регистрационную форму.

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов.

×