Свалка как «Клондайк» с плохим пиаром

Свалка как «Клондайк» с плохим пиаром

ЕРЕВАН, 23 января. /АРКА/. Каждый россиянин производит в среднем 300 килограммов разнообразных отходов в год. Стоит умножить эту цифру на количество соотечественников, и сразу понимаешь значение «мусорной» проблемы. А если представить ее в мировом масштабе, то тезис «человечество погибнет от своих отходов", еще полвека назад считавшийся «воплем пессимиста», в наши дни способен испугать своими реальными очертаниями.

"Если человечество захочет выжить, оно будет вынуждено научиться эффективно утилизировать отходы, - считает доктор наук Василий Вавилин, сотрудник Института водных проблем Российской академии наук. – Каждая беспризорная свалка это - "метановая бомба" замедленного действия. А метан – один из активных участников "парникового эффекта", пагубно влияющего на климат Земли".  

Как подсчитано экологами, только одна Москва производит в год около 18 млн тонн отходов – коммунальных, производственных, строительных, медицинских. Надо помнить, что эта цифра увеличивается пропорционально экономическому прогрессу, росту доходов населения. Подавляющая часть (90%) столичных отходов вывозится за городские стены, по сути дела – в 15-километровую «зеленую зону». Свалок здесь насчитывается примерно 300, и только треть из них – законные, остальные – «левые». Количество мусора нарастает явно быстрее, чем меняется менталитет властей, продолжающих считать финансирование строительства полигонов и объектов, перерабатывающих отходы, неприоритетными статьями бюджета.

Свалка, конечно, не самое романтичное место на земле. Кинорежиссер Эльдар Рязанов попытался опоэтизировать "жизнь на дне", посвятив фильм "Небеса обетованные" обитателям свалки - бомжам. Получилась глубокая драма. Специалисты, занимающиеся проблемами свалок, смотрят на роль бомжей прагматично и оценивают их деяния как полезные: выбирая из куч бутылки, железные банки и прочий бросовый товар для сбыта, они тем самым сортируют отходы.

Столичные власти пытались приучить москвичей сортировать отходы уже на первом этапе, у дворового мусорного бака, однако широкой поддержки эксперимент не получил, и дело заглохло. В результате – свалки остаются «братской могилой», где овощные очистки, бутылки, старые шубы и холодильники покоятся вместе.

В то же время существует концепция обращения с отходами, в основе которой лежит вполне цивилизованный принцип: сжигать только то, что нельзя переработать и захоронить. Однако в противоречие с ней вступают три  мусоросжигательных завода, работающих в Москве, мощность которых не соответствует тем объемам мусора, которые производит мегаполис.

На сортировочных станциях (которых тоже недостаточно) отходы прессуют, уменьшают в объеме и вывозят на полигоны. Подавляющая часть этого «добра» скапливается за чертой города. Только на перевозку мусора из бытовых баков во дворах домов на загородные свалки Москва тратит более 2 млрд руб. в год. «Ожерелье» из мусорных куч, окружившее столицу, уже стало «четвертым кольцом» Москвы.

На Западе отходы уже давно перерабатывают, а биосвалки превращены в энергетические источники, успешно решающие локальные проблемы отопления, освещения и пр. Там полигоны давно стали привлекательным бизнесом, на котором энергичные люди делают состояние. Россия же мечтает привести в элементарный порядок гигантские кучи мусора, разбросанные близ всех человеческих поселений и отданные во власть природы. Она, конечно, прекрасный утилизатор, но естественные процессы медленны.

В стране насчитывается несколько сот тысяч свалок (точно их никто не подсчитывал). Это – продукт жизнедеятельности 1092 городов, сотен тысяч поселков и деревень. Сегодня все же есть сдвиги: свалки потихоньку облагораживаются. Порядок наводят, главным образом, частные владельцы, приобретающие это хлопотное хозяйство. Пионерам свалочного дела, не побоявшимся вложить деньги в столь «непрестижное» предприятие, можно смело прогнозировать успех: "Свалка - настоящее "золотое дно", чистый Клондайк!» - утверждает профессор Вавилин.

Как пояснил ученый, внутри свалки действует сложная, уникальная экосистема. С помощью созданной в лаборатории математической модели мусорного полигона Василий Вавилин познает закономерность происходящих внутри свалки процессов. Главное – найти способ, как их максимально ускорить. Основные «персонажи», определяющие жизнь свалки, - вода, режим воздухообмена и сообщество микроорганизмов. Их взаимодействие должно быть сбалансировано, иначе живые организмы погибают, и процесс утилизации останавливается, свалка «закисает». При нормальном же режиме активно выделяющийся метан можно собирать в емкости или направлять по трубам.

Современный полигон строится по определенной технологии. Вся его территория покрывается специальным полимерным материалом, надежно изолирующим спрессованные отходы от почвы. Слои пересыпаются специальным грунтом, чтобы умерить атаки птиц и крыс. Осуществляется жесткий контроль за тем, что привозят мусоровозы: не допускаются медицинские отходы с плохой органикой, радиоактивные, химические и бактериологические вещества (для них существует свой способ захоронения). По рекомендации ученых, в свалочный "пирог" добавляется специальная биомасса – активные микроорганизмы, ускоряющие процессы утилизации. Смысл состоит в том, чтобы всю органику переработать в метан и использовать его по назначению.

Россия, избалованная обилием естественных энергоресурсов, на «свалочный» способ ее добычи пока смотрит свысока. Считается, что гораздо дешевле просто загружать отходы в вагоны и «сплавлять» их куда подальше, на нежилые территории. Россия – большая. А, может быть, проще - создать всероссийским «клондайкам» хороший пиар?  -0-

Татьяна Синицына, обозреватель «РИА Новости»

21:01 23.01.2008





 

« Октябрь 2017

Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
Логин:
Пароль:

Регистрация
Если вы впервые на сайте, заполните, пожалуйста, регистрационную форму.

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов.

×