Реформирование российского Стабилизационого фонда

Реформирование  российского  Стабилизационого  фонда

ЕРЕВАН, 18 декабря. /Новости-Армения/. 31 января 2008 г. прекратил свое существование российский Стабилизационный фонд (СФ). За 4 года, прошедшие с момента его создания, в СФ накопилось 3852 млрд.руб. Эта сумма составляет 157 млрд. долл. по курсу на момент закрытия фонда и эквивалентна 12% ВВП 2007 года. Всего за время существования СФ в него было перечислено более 200 млрд. долларов.

Первоначальным импульсом к созданию фонда послужило стремление защитить бюджет в случае нового ухудшения внешней конъюнктуры, аналогичного тому, который стал первопричиной глубокого финансового кризиса в России в 1998 году. Резкое падение цен на нефть (до 12 долларов за баррель на российскую нефть Юралс) не только привело тогда к снижению доходов бюджета, но и сформировало у инвесторов устойчивые ожидания девальвации рубля. В результате резко снизился спрос на облигации правительства, что в конечном итоге и сделало неизбежным валютный и долговой кризис.

При создании СФ минимальная резервная сумма, страхующая бюджет от ухудшения конъюнктуры на мировом рынке нефти, была оценена всего в 500 млрд.руб. (17 млрд.долл. по курсу того периода). Было установлено, что после накопления в СФ этой суммы его средства могут расходоваться.

Однако, начиная с 2000 года цены на углеводороды, вместо того чтобы снижаться, как опасалось правительство, начали быстро расти. И тогда оказалось, что это представляет не меньшую проблему для экономики. Ежегодно российская экономика получала десятки миллиардов долларов дополнительных доходов от благоприятных условий торговли. Больше половины выигрыша от благоприятной конъюнктуры изымалась в бюджет и большая часть из дополнительных доходов бюджета сберегалась с помощью механизма СФ. Это помогло сгладить воздействие перепадов внешней конъюнктуры на российскую экономику (бюджетные расходы, внутренний спрос, инфляцию, обменный курс), обеспечив для ее развития благоприятные и стабильные условия.

Расходование стабилизационного фонда противоречило выполнению им своих макроэкономических функций, поэтому на протяжении большей части существования его средства практически не тратились на текущие нужды. Подобная политика была крайне непопулярна в стране. Представители бизнеса и политики считали, что «нефтедоллары» следовало бы инвестировать в российскую экономику, а большая часть населения была уверена, что на эти деньги следует повысить зарплаты в бюджетной сфере и пенсии. Однако консервативный подход был поддержан президентом страны, что позволило министерству финансов отстоять свою политику.

Существенная часть средств СФ была использована только на погашение внешнего долга. Был досрочно погашен весь долг бывшего СССР Парижскому клубу официальных кредиторов (38 млрд. долл.), весь долг МВФ и др. Сокращение внешнего долга в период дорогой нефти полностью отвечало задаче макроэкономической стабилизации, и было выгодно с точки зрения экономии расходов на обслуживание долга. Лишь в конце 2007 года правительство отклонилось от прежних принципов: было решено направить 12 млрд. долл. на капитализацию государственных институтов развития: Банка развития, Инвестиционного фонда, Корпорации нанотехнологий.

В условиях, когда нефть и газ продолжали с каждым годом дорожать, стало ясно, что период краткосрочных колебаний цен на нефтяном рынке, продолжавшийся  последние 20 лет, сменился их более или менее длительным повышением. Это потребовало изменения правил управления нефтегазовыми доходами и накоплениями государства. Проблема в том, что на более длительном горизонте поступления в бюджет из нефтегазового сектора существенно (хотя и более предсказуемо) изменяются и без ценовых колебаний. В силу объективных причин период быстрого роста добычи нефти сменился длительным периодом медленного ее увеличения (в 3-4 раза отстающего от роста ВВП).

Кроме того, укрепление рубля ведет к сокращению удельного веса в экономике ориентированных на экспорт секторов. По оценкам, при постоянных ценах и налоговых ставках величина нефтегазовых доходов федерального бюджета снизится с 11% ВВП в 2006 г. и 9% 2007 году до 5% ВВП к 2020 году.
С другой стороны, по прогнозам потребность в бюджетных ресурсах будет последовательно расти. Это связано, прежде всего, с ухудшением (как и во многих других странах) демографических пропорций. Особенно острыми здесь являются проблемы пенсионной системы. Таким образом, стоит задача долгосрочного сглаживания располагаемых средств бюджетной системы в условиях падающих доходов и растущих потребностей.

Суть реформирования стабилизационного фонда сводится к нескольким простым пунктам. Во-первых, в специальном режиме будут теперь управляться не «сверхдоходы», связанные с превышением базовой цены на нефть (составлявшей с 2006 года 27 долларов за баррель), а все нефтегазовые доходы. Если раньше в СФ направлялись только сверхдоходы по двум ключевым нефтяным налогам, то теперь учитываются пять налогов на нефтяной и газовый сектор. Во-вторых, использование нефтегазовых доходов на текущие нужды регулируется теперь не по принципу «все, что не направляется в СФ, расходуется, а по принципу «величина расходуемых нефтегазовых доходов фиксируется в процентах ВВП».

Это означает, что располагаемые ресурсы бюджета становятся полностью независимыми от текущих цен на нефть. В-третьих, расширение задач управления нефтегазовыми доходами отражено в замене одного – стабилизационного - фонда двумя: Резервным и Фондом национального благосостояния. Первый из них решает ту задачу, которая изначально возлагалась на СФ: страхование бюджета при возможном падении цен на нефть. В этом случае выпадающие доходы бюджета заменяются средствами Резервного фонда. Фонд национального благосостояния должен обеспечивать долгосрочное сглаживание расходов.

По всей видимости, основным направлением его использования станет дополнительное финансирование пенсионной системы. Однако конкретные механизмы такого финансирования еще предстоит определить, после того как будут приняты готовящиеся поправки к механизмам пенсионной системе.
Размеры резервного фонда будут составлять 10% ВВП. Начальная величина Фонда национального благосостояния составила 32 млрд. долл. Его дальнейшие размеры будут определяться динамикой цен на нефть и газ и правилами использования средств данного фонда.

С самого начала было принято решение инвестировать средства СФ только в иностранные ценные бумаги. Круг таких ценных бумаг был установлен достаточно жестко: это были правительственные облигации 14 стран, включая США, Германию, Великобританию и другие. Инвестирование средств Резервного фонда будет проводиться аналогично, хотя число стран, круг валют и допустимых способов инвестирования расширяются. Так, разрешено приобретение ценных бумаг, выпускаемых международными финансовыми организациями, размещение средств на депозитах в иностранных банках.

Средства Фонда национального благосостояния будут инвестироваться более агрессивно. Ставится задача получения большей доходности при меньших требованиях к ликвидности активов. По-видимому, инвестиции будут широко диверсифицироваться и по странам и по инструментам. Не исключается инвестирование части средств и в российскую экономику, однако это в любом случае будет далеко не главным приоритетом.

В последнее время нередко обсуждается возможность введения некоторыми ведущими странами ограничений на инвестирование в их экономику средств суверенных фондов. Прежде всего, хотелось бы напомнить, что деятельность таких фондов сейчас является важной составной частью архитектуры мировых финансов. Дефицит бюджета и счета текущих операций наиболее развитых стран (только для США последний показатель составляет порядка 800 млрд. долл. в год) финансируется в основном центральными банками и суверенными фондами развивающихся и нефтедобывающих стран. В условиях нестабильности на международных финансовых рынках было бы особенно опрометчиво пытаться резко изменить это хрупкое равновесие. Что касается оправданности опасений по поводу инвестиций суверенных фондов, то здесь необходимо в каждом случае проводить тщательный анализ.

В том случае, если средства суверенного фонда инвестируются с целью получения максимальной прибыли при определенных ограничениях на финансовые риски, и инвестиционные решения достаточно прозрачны, он ничем не будет отличаться от коммерческого инвестиционного фонда. Соответственно нет и оснований ограничивать его деятельность. Именно по такому принципу строится деятельность российских нефтяных фондов.-0-

Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы

18:40 18.02.2008





 

« Октябрь 2017

Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
 
Логин:
Пароль:

Регистрация
Если вы впервые на сайте, заполните, пожалуйста, регистрационную форму.

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов.

×